Коридор смерти или белый туннель

 

   Как то в детстве я услышал фразу   "Люди, увидевшие  небо  с куцую овчинку, начинают на жизнь смотреть по другому". Причем эту фразу я услышал от фронтовика, окопника. Я попытался расспросить  про это. Но мне сказали, когда увидишь сам все поймешь. В 60 годах  фронтовиков  было еще много. Это были особые люди и к их словам прислушивались. Это люди прошедшие через адские испытания и сумевшие сохранить в себе человечность и даже чувство юмора.   

 "Небо с куцую овчинку» я видел несколько раз. 

 Первый раз – неожиданно.

 Это было  во время службы в  армии. Мне посчастливилось служить оператором радиолокационной станции (РЛС)  в радиотехнических войсках  ГСВГ (группа Советских войск в Германии). Наша часть несла боевое дежурство по охране воздушных границ стран социалистического содружества и Советского Союза.  Боевое дежурство - дело серьезное и очень ответственное. Эта ответственность подкреплялась законами уголовного права.

  Шла обычная служба. В одну из ночных смен в расчет поступила команда включить  радиолокационную станцию и "запитать" от своего дизель генератора. Радиолокационная станция ПРВ-9 стояла на бугре, высотой метров 12-15, а дизель генератор  стоял  внизу, в обваловке. Бугор для РЛС насыпается в форме гребня. Подъемы  для прохождения машин  имеют крутизну примерно 15- 20 %, а вот по бокам уклону достигали 60%. По боковому склону личный состав поднимался на верх по деревянной лестнице.

   Я готовился сдать на допуск  самостоятельной работы и набирался практического опыта работы на РЛС под контролем оператора. Ранее, месяца 3 назад, я исполнял обязанности электромеханика на нашей станции и обслуживание дизель генератора мне было знакомо. Поэтому вызывать штатного электромеханика,  молодого бойца,  не стали. В дождь, да еще и ночью. Решили все сделаем сами.

  Оператор предупредил меня, что в дождь деревянные ступеньки очень скользкие, да еще и бугор был глиняным. В дождь ручейки с глиной попадали на ступеньки и они становились уж очень скользкими. С одной стороны  лестницы были сделаны перила. Доложив в пункт управления, что сделаем все сами, я спустился вниз. Но запустить дизель не получилось, аккумуляторы оказались «подсевшие». Срыв включения РЛС  считалось чрезвычайным происшествием. Я знал,  что водитель КрАЗ- а был  опытный солдат  и за своими аккумуляторами следил строго. Я взял нужные рожковые ключи и поднялся на бугор.  Мы со оператором сняли  аккумуляторы с машины, 2 штуки по 180 ампер часов, каждый примерно по 50 кг. Быстро спустили их вниз. Заметили, что ступеньки становятся все более скользкими ."Глинистая" вода делало своё дело.  Дождь усиливался.  Дизель я запустил и РЛС включили вовремя. Я осмотрел аккумуляторы.  Их надо было просто подзарядить. Сам на «ходу» поменял аккумуляторы местами. Амперметр показал, подзарядка пошла. Поэтому решили  вернуть аккумуляторы на КрАЗ, а вдруг дадут команду на смену позиции, на КрАЗе должны стоять  4 аккумулятора, хотя хватает и двух. Мы же в ГСВГ, НАТО рядом и "их полеты и выкрутасы" мы видили ежедневно. Они мотали нервы нам, а наши летчики - соколы  преподносили сюрпризы им. Так что боевые тревоги и смена позиций было обычным и привычным  армейским делом - служба. На то мы и служим, что бы гражданские спали спокойно. Вот такие были 70 годы.

  Было решено,  раз я уже такой промокший, то после установки аккумуляторов на КРАЗ пойду «сушиться» и спать. Мы с оператором занялись аккумуляторами. Ночь была темной, небо в облаках,  моросил дождь,  позиция конечно же не освещалась. Лишь вдалеке, у входа в казарму, горел свет.  Подняли первый аккумулятор. Идти было скользко. Пошли за вторым. Тут надо уточнить,  что на станцию была «одета» маскировочная сетка, «выглядывала» лишь антенна сверху.  Что бы было удобно «проходить» под маскировочную сетку на лестнице была установлена деревянная арка, почти на самом верху. И вот мы почти  подняли 2-ой аккумулятор на «бугор», но мокрая маскировочная сетка с арки свесилась. Я шел на бугор впереди. Ночь, темно, все надо делать на ощупь. Поднырнули под сетку. Оставалось несколько ступенек, но далее все произошло мгновенно.

 Мы полетели вниз по мокрой траве, рядом со ступеньками.  Я  полетел вниз с бугра  вперед спиной. Аккумулятор  скользил за мной  и я пытался его отвести в сторону, не выпускал его из руки, понимал,  все "весёлое" у меня впереди. Не хотелось, что бы тяжеленный аккумулятор въехал  бы мне в живот или в ногу.  И всё бы ничего, но на моём пути  оказался  старый,  деревянный,  подгнивший столб. От удара об столб в пояснице что-то хрустнуло. Аккумулятору я «въехать» в  себя не дал.  Успел  в последний момент. Рукой повалил  его набок   направил   в сторону. Оператор «затормозился сам», в стороне  и без травм. Я поднялся с трудом, но сам. Поясница и спина сильно болели. Толку от меня уже не было и меня отправили в казарму.

  Я сказал, что до казармы смогу дойду сам. Дождик  моросил,  раскисшая дорожка и мокрая трава была  скользкими. Ноги, после удара,  были какие - то ватные и болела поясница. Раньше я так никогда жестко не падал, да и  столбы спиной не сбивал.  Хорошо, что столб был уже не крепкий, от удара он подломился и наклонился, это смягчило удар. Об этом я узнал позже.  Узкая, вытоптанная кирзачами в траве дорожка вела меня  к казарме. Я  шел медленно. Обошел обваловку и вышел на прямой участок. До казармы оставалась идти   150- 200 метров. И тут  резкая боль пронзила тело.

 Все что я видел в темноте, вдруг резко превратилось в белое пятно. Это пятно продолжало сжиматься и превратилось в какую-то светящуюся трубку. Стало сразу легко. Не было ни боли, ни дождя, прохлада исчезла. Я как будто улетел по этому яркому коридору в темноту.  Исчезло все. Сколько так продолжалось я не знаю. Вдруг мне привиделось,(показалось, почудилось), что я на Черном море  плыву в маске с дыхательной трубкой. Видно ничего не было, но я услышал как характерно «булькатит» вода при вдохе. Такой  звук бывает когда дышишь через алюминиевую дыхательную трубку, а в ней есть остатки воды. Так бывает, если после выныривания  не удается, резким выдохом остатком воздуха в легких, полностью очистить  дыхательную трубку от воды. Резко, полной грудью тогда вдыхать нельзя, надо медленно набирать воздуха в легкие и резко выдохнув постараться выгнать остатки воды. Получается что ты, как бы кит. Для тех кто плавает в маске  с дыхательной трубкой это обычное дело. И тут «мозги мне как бы сказали», причем тут море, ТЫ же в АРМИИ, в ГСВГ. Тут море – Балтийское, но до него 60 км и сейчас осень. Какая к черту трубка с маской. Давай соображай, но резко не дыши. И тут,  для меня впервые, началась «сборка тела». Это ощущение я так назвал для себя, аналогичное происходит и после «глубоко» общего наркоза  или «полета по белому коридору». 

 В начале, появляется осознание  того, что ты «ЕСТЬ». Вокруг темно, тихо, нет ни боли, нет холода, нет тепла,   нет никаких ощущений,  вообще. Но ты есть и хочется этой мысли найти какое-то материальное подтверждение.  Потом появляется ощущение темени головы и лба, они "проявились". Ура контуры головы как-то обозначились. Через некоторое время появляется ощущение груди и ты ощущаешь, понимаешь что ты дышишь.  И  далее пошла «сборка» тела. Появляется ощущение наличие рук, позже живота, спины и наконец, стали ощущаться ноги.  Потом появилось ощущение поверхности тела. Наконец ты слышишь звуки, позже начинаешь их различать. Шум или голоса  и лишь потом, начинаешь  понимать  значение слов. Внутри тела появляется какая - то усталость, наваливается тяжесть.  И тут начинаешь ощущать всё и вся. Обстановка проясняется. 

  Тогда я понял, что лежу  на земле и мне холодно, осознал позу тела, положение ног. Ощутил, что идет дождь, капли бьют в лицо, особенно не приятно когда по глазам, закрытым глазам. Рот открыт, но к счастью лицо было повернуто чуть набок. Во рту полно воды и при вдохе она и "булькатела". Попытался было повернуть тело набок, но при малейшей попытки резкая боль, "пронзив всю спину" сковало  тело. Опять все изображение сжалось в белый  круг и снова отключился. Пропала боль и все не удобства. Но вскоре все повторилось. Звук «булькатения воды» вернула меня к  действительности. На всю жизнь запомнил, как мне было досадно, что могу захлебнуться в чистом поле от капель дождя.  Понял,  голову надо сильнее повернуть на бок, через не могу, через боль. От ожидаемой боли  мышцам дать команду не просто. Я же предчувствую это  и знаю,  будет больно. 

  Но я все - же собрался и довернул  голову чуть- чуть дальше, на бок. Боль была,  но главное, что  не «отключился». Когда почувствовал что вода тоненькой струйкой вытекает из за рта по правой щеке  я понял что началось всё  налаживаться и не  всё еще потеряно, можно выкрутиться. Полежав и отдышавшись,  хотя немного  и под замерз, потихоньку «включил свое» тело уже сам , начал пробовать шевелиться руками, ногами, довернул тело. Все пришлось делать медленно и потихоньку. Встал.  А вот как я добрался до казармы, то сейчас и  не помню. 

  Через несколько месяцев мне всё –же пришлось обратиться к врачам и в госпитале сделали операцию. Правда в начале  пришлось немного научится управлять ногами, пока не шлепнешь рукой себе по бедру нервы как-то не очень быстро  находили нужную ногу. Последние фразы не сведущим людям покажутся бредом,  мол что за ерунда, "искать"  свою ногу. Но объяснение этому явлению я нашел в одной нашей детской забаве. Может попробовать каждый желающий, правда нужен помощник.

 Суть игры в следующем.1 игрок вытянув руки вперед поворачивает ладошки во внешнюю сторону, большие пальцы будет показывать вниз. В этом положении возьмите руки в замок. Пальцы вставляем между пальцами и ладошки крепко прижимаем друг к другу. Теперь главное. Сжатые ладони руки в замке проверните насколько у вас получится в перед, вращательным движением вниз, к груди, в верх и в перед. Максимально на сколько получиться. И дальше главное испытание. 2-ой игрок, на свое усмотрение, выбирает какой либо из ваших пальце и главное не прикасаться к нему, а лишь только показывает пальцем или называет его и просит вас этим пальцем пошевелить. В таком переплетении рук сказать как какой палец  называется тоже не просто. И тут вы увидите, что у очень многих людей сразу пошевелить нужным пальцем не получится. В лучшем случаи получится лишь со второй попытки, а так с третей или четвертой. Но потом  1-ый игрок по второй или третьей просьбе 2-ого игрока свои пальцы будет «находить» гораздо быстрее. Это пример того как «теряются» и «определяются (находятся)» части тела.

  Так что первое знакомство с «белым туннелем»   была из за боли.

В госпитале, кроме всего прочего, окончательно подтвердилась моя «особая  дружба с некоторым медикаментами» И мне рекомендовали что бы я всегда  врачам сообщал  чего я его не переношу.  И с тех  пор мне пришлось стать "индикатором профессионализма и добросовестности" медсестер.  И началось, даже пенициллин стало «получать не сладко». Говорить то я им говорил. Писать в карточках и врачи пишут, может кто и читает, но только эту «для меня гадость» нет, нет, да и добавят в раствор и удивляются потом, как мол я учуял  такую малую дозу. То им лень шприц было менять. То - то, то другое. Ответственности то никто не несёт.

Так вот,  2 "полет в коридор" произошел из-за лени медсестры пойти и прочитать назначение лечащего врача, а он КРАСНЫМ КАРАНДАШОМ написал, чего категорически нельзя было делать. 

Но начнем по прядку

   Работал я в Куйбышеве и была у меня проблема с  почками, это "подарок" я получил от  ангины, второй за всю жизнь.  Про УЗИ тогда, в начале 80-х, я и не слышал, а рентген не все камни "показывал". Лишь один молодой доктор уролог,  врач районной больницы, если не ошибаюсь, Красногорской под Куйбышевым, сумел поставил мне правильный диагноз. Меня привезли на "скорой" с почечными коликами и он, сняв боль, провёл осмотр и нащупал 2 камушка. Через пол года мне один отдали, он был плоским, толщиной в 2 мм, как рыбка . 6 мм. шириной и 12 мм. длиной, а первый, по ходу на выход, шарик в 6 мм., я не сумел  "поймать". Вот какую чувствительность пальцев имел доктор уролог.  Сейчас врачей заставляют стучать пальцами по клавишам  на  клавиатуре. И что они могут этими пальцами определить на ощупь, разве что  наличие кирпича  под простынкой?

Вернемся к самому второму, неожиданному, "полёту".

 Меня  очередной раз, днем,  привезли с болями в какую - то больницу.  Боль "сняли". Около полуночи у меня камушки снова «пошли» на выход, а они на поверхности были - оксалатными. Ими, оксалатами, запросто можно царапать фарфор и стекло. Двигаясь, они вырезали микроскопические ремешки в мочеточники, 0.1мм или даже меньше шириной и 2 - 3 мм длиной. И это довольно болезненно. К тому- же жидкость мочеточника добавляла «неизгладимые ощущения». Ничего веселого в этом нет. 

 Ночью от боли я встал  с кровати и поплелся на пост к медсестре. «Тяжелых» в отделении не было и медсестра дремала на посту. Я сказал, что сильный боли и мне надо укол, мы пошли к процедурному кабинету. Она набрала довольно быстро шприц и начала мне "делать (ставить)" укол. Я стоял, в принципе принимать уколы стоя  я считал допустимым. Но тогда, я буквально сразу - же  понял, что в шприце есть  ТО самое лекарство. Заломило в затылке, тело стало быстро превращаться в ватное  одеяло, вдохнуть не получается, я только - что и успел сказать на выдохе,: «мне же нельзя это».

 Успел сказать  или только хотел  сказать утверждать не могу, так как все изображение сжалось в белое пятно и я «улетел» в светящийся туннель.  Всё как и в армии. Когда стал приходить в себя и "тяжесть   навалилась на меня",  я осознал, что  лежу на полу и болит  вся голова и затылок особенно, мутило, открывать глаза не хотелось, Состояние - как  при легком сотрясение. Так бывает когда резко упадешь, но не успеешь толком  сгруппироваться. Необычным было то, что моя голова все время мотылялась из стороны в сторону Прислушался к звукам, а когда разобрал, что мне пытались говорить, то  стало смешно. Меня зачем то, как мне показалось, или били по щеками или схватив за нижнюю челюсть трясли её в разные стороны, отчего голова и мотылялась . При это говорили  поочередно 2 фразы: 1 фраза - «Саша открой глаза»; 2 фраза «Саша как тебя зовут». 

 Собравшись, я открыл глаза и тут же закрыл из-за яркого света. Я лежал на полу точно под лампой на потолке. Трясти меня прекратили,  я снова тихонько приоткрыл глаза. Вокруг было многовато белых шапочек. Видел все в размытом виде и лиц я не разглядел. Попытался встать, но сразу не получилось и я просто сел.  Зрение сфокусировалосьПриподняв глаза, что бы осмотреться, я увидел часы  на стене. Было ровно 12-00 (24-00). Полночь. Меня что - то спрашивали, я машинально отвечал. Кружилась голова и я пошел в палату. Хотелось спать. Проснувшись утром, я увидел на руке разбитое стекло наручный часы. Стрелки застыли в положении примерно 11-45. (23-45). Мне вдруг вспомнился  рассказ опытного преподаватели «прибориста» нам, студентам  МАИ. Последние показания приборов разбившихся самолётов иногда  можно определить  по нахождению  отпечаток самих стрелок  на циферблате. Получается,  что в «отключке» был минут 10, потом  минут 5 приходил в  себя.

 Утром меня еще раз осмотрели, сказали больше лежать. Вид у дежурного врача  был возбужденно - усталый, не такой как после спокойной ночной сменой.  Я спросил, а что в отделение что то случилось. Врачи обычно никогда с пациентами о таких вещах не говорят. Но мне сказали, что им и "меня хватило". Но больше ни слово, как всегда. Я стал анализировать, вспоминать, что и как. Что бы понять, что это за белое пятно и вся остальное: тоннель, полёт, тяжесть и  так далее. Я же инженер, материалист. Должен же быть простой, но понятный ответ. Родилась идея, вот если бы знать заранее, что вот это все наступит, хорошо бы все запомнить, по подробнее. Прошло пол - года. За это время многое я понял, но хотелось получить подтверждение.

 

Причиной второго  знакомство с «белым туннелем»  был  "приём" недопустимого, для меня, медикамента и в большой дозе.

 

 Третье встреча с этим явлением  было для меня уже  преднамеренной.

 И вот наступил день плановой операции по удаления камушка. Переложили меня  на операционный стол, зафиксировали. Левую руку фиксировали просто простынкой. Я знал, что это делают иногда жестковато и из-за этого,  потом болит плечо. Поэтому уловив момент, я приподнял  слегка тело, опираясь на пятки и на затылок и простынку, фиксирующую левую руку, слегка вытащил из - под  спины. Это не трудно сделать если имеешь нормальные мышцы тела, эту группу мышц можно использовать, что бы показать «как бы фокус», что ты можешь лежать лишь на двух стульях, один  стоит под пятками, а второй под затылком, ну а если опереться  на стул холкой, то «парить в воздухе» без особого труда  можно и подольше. А третий стул, на который ты опирался спиной, дружок твой, временно убирает. Кто даже немного увлекается борьбой, например классической, то эта для него сделать не трудно. Ну вот операция и началась. Мне сказали закрыть глаза и спокойно лежать. Я прикрыл глаза. 

  Но как только анестезиолог поднесла шприц к капельницы, что бы ввести раствор, а "система" уже была "соединена" с моей веной,  я приоткрыл  глаза что бы все, чего я хотел, увидеть. Все происходило довольно быстро, но мне все же  удалось  убедиться, что белое пятно человек видит вместо изображения  по простой и вполне объяснимой причине. Всё из-за  сильно «расфокусировки» глаз. Это "явление" легко смоделировать. Например. Надо  в фотоувеличитель вставить пленку с позитивным изображением, например от диафильма. Включить фотоувеличитель и настроить изображение  на предметный стол. А потом энергично опустить объектив вниз, расфокусировать оптическую систему  и вместо изображения на столе будет просто белый круг. От удовольствия, что догадка подтвердилась, я даже буркнул: - «расфокусировка» и стал засыпать.  

  Анестезиолог аккуратно и плавно  вводила раствор и я успел подумать, что зря я не  попросил своего лечащего врача сохранить и  отдать мне после операции камушек. Плавность ввода я оценил на 5 по тому, что в армии , 1975 в Лихенском госпитале на нескольких операциях на собаку  мне пришлось исполнять  обязанности анестезиолога. Я капал раствор на маску собаки. Точно сказать, что это был  за раствор не могу, забыл,  да и не в этом суть. Мне тогда показали и рассказали,  как наблюдать и что делать. Я просто был «интеллектуальной» капельницей. Надо что бы собачка была  жива, что бы хорошо «вышла из под наркоза» и была готова к следующую операцию через день. Её надо было держать в щадящем состоянии. И много нельзя и мало нельзя. Всё в зависимости от состояния пёсика. Проводя эту процедуру, я на некоторые вещи, стал смотреть иначе.

  Но вернемся к нашему вопросу. За камушек я зря переживал. Это привело к тому, что я вовремя операции проснулся, глаза залило потом и я воспользовался несильно зафиксированной левой рукой. Вытащил её из под простыни и начал вытирать пот с глаз и тут - же  почувствовал боль в низу живота, операция-то, полосная. Дернулся,  но врачи молодцы, схватили руку, начали её крутить туда, сюда. Надо - же её было как-то зафиксировать. Сделали  укол, я заснул дальше. Хотя потом, на  вопросы про «эту руку» врачи  шли в отказ. Не было ничего и все. А синяк на ноге от ремня откуда. Ну да ладно, так наверное и надо. Они молодцы.

 Просто надо подробнее пациентам рассказывать, что и как.  Я же не специально просыпался. Если пациент под наркозом, то это не значит, что он ничего не слышит и не чувствует. Острой боли нет, но чувствуешь, как тебя теребят. Например.Когда  врач скальпелем "действует", то по ощущениям твоя кожа становиться похожа на фанеру когда  её пилят, так же как бы "репит и трещит". Да и некоторые фразы врачей  и медсестер  тоже порой слышыш. Они же, врачи, это же знают. Моей жене делали операцию, как потом оказалось,  с остановкой дыхания. Она была на искусственной вентиляции лёгких, а когда пришло время просыпаться, то долго не могла вздохнуть. Она мне говорила, было ощущения, что в горле плёнка. Слышала как ей говорили : «вдохни, дыши, старайся».  Но не получалась и она с этим, что не получается,  уже и смирилась. Но   вдруг вспомнила, что дома её ждёт младшая дочка  и ей всего 3 года. Она подумала, какая  - же она ещё маленькая и беззащитная. Кто же её защит  и она решила побежать к ней. От этой решимости побежать она и вдохнула, раз, другой раз. С каждым разом становилось всё  легче дышать и легче. Она проснулась. Если бы ей заранее сказали о ожидаемых ощущений, то она  хотя бы знала, что надо преодолеть и постаралась бы это делать сразу.

   К стати, я,  уже после операции, находился  в реанимационной палате вместе с дедушкой несколько дней.  Увидел, как реально применяют дефибриллятор, применяли дедушке.  Всё закончилось для дедули благополучно, мне сказали, что бы я ему об этом не говорил. Но когда он окончательно проснулся, он мне вдруг сам сказал:  «А хорошо я поспал сейчас, спал, как убитый, даже ничего не болело».  У него была проблема поспать из - за его состояния. С ним всё время была его бабушка, но в тот момент её не было рядом.  А когда она пришла с магазин, то он ей стал высказывал своё неудовольствием, за то,  что она, как ему показалось,  уж слишком долго ходила в магазин. «Тебя бы за смертью только и посылать».  Я слушал  и подумал, эх дедуля дедуля, знал бы ты насколько  близок был ты к этому, всего  пол час назад. Кнопку вызова то пришлось нажимать мне. В его рассказе, как он поспал не было никаких упоминаний ни о "коридоре", ни о чем подобном. И это потому, что у него было действительно все очень серьёзно, не то что у меня.

       

Подведем итоги

Скажу сразу ничего в этом хорошего или забавного нет. Да, это не простое состояние здоровья человека, но и не поход на тот свет.

Никакого «деяния»,  каких либо  «потусторонних»  сил,  для сотворения белого туннеля   и всего его сопутствующего - не требуется. Все объяснимо. 

Фиксирование и запоминание выше перечисленного свидетельствует о том, что мозг работоспособен и  мозг нормально функционирует. События происходят не очень уж быстро, потому мозг и успевает все запомнить,

1. "Белое пятно" – результат ослабления  мышц глаз, расфокусировки глаз.

2.  "Ощущение Полёта" -   ложное  ощущении из-за отсутствия, каких либо, «поверхностных ощущений».

3. «Чувство блаженства» -  реакция на быстрое прекращение каких - то больших неудобств. Боли или холода или жары.

4. Белый коридор и движение по нему  - «игра мозга» с использованием имеющейся у него информации и отсутствием реальной загруженности мыслительной деятельностью. Видения бывают лишь во сне и при полной бездеятельности, когда решаешь математические задачи, да ещё на экзаменах, видений не бывает.

5. Тяжесть при «возвращении» с этой "прогулки"  – продукты жизнедеятельности "скопились в теле". Это проявление того, что ими, человек как - бы слегка «отравились». Такое же наблюдается,  если человек находился с большой нагрузкой и был малоподвижен или дышал воздухом с пониженным количество кислорода, но обогащенный более критического состояния. Или человек находился и работал в условиях  загазованности.  Или почки и все другие органы "не успевают выводить" мочу в полном объеме.  Или печень не полностью удаляет «токсины».  Аналогичное бывает, например, когда болеешь ОРЗ или после "застолья".

  Конечно, лучше было бы, что бы про «эти полёты» написал бы  ВРАЧ. Доступно рассказал бы нам про "это". Пора пресечь всякие разговоры о боге и  о загробной жизни и жизни после смерти. Есть у человечества дела и по важнее. Многие люди даже не осознают всю глубину проблемы определения "живой и неживой". Гораздо легче верить домыслам и слухам чем пытаться решать проблемы. Вот и ходят  по домам и по мозгам. 

 

   В советское время все явления пытались понять  по существу и по этому лженаука  не приживалась. За время Советской власти люди привыкли доверять средствам массовой информации, этим и воспользовались «перестройщики». В 90 годах произошла трагедия, которую многие жители  нашей страны так до сих пор и не осознали. Свободных людей сделали рабами, достояния всего народа  присвоила себе группа олигархов, которых  охраняет полиция и  армия. Понадобилась и религия. Сейчас религия  стала процветать. «Опиум для народа» оказался  очень востребован. Религия прививает людям  чувства безисходности и чувства раба. Думать тяжело, поддакивать легче.

   А выводы каждый человек должен  делать для себя сам.

  


© 2017 Шабанов А.М.

 вернутся на главную страницу